?

Log in

No account? Create an account

aveterra

Previous Entry Поделиться Next Entry
11:30 am: Аврахам Иосеф.Массовое убийство и замазывание фактов 5
     Перевод с иврита статьи:   אברהם יוסף   הטבח והטיוח

על רצח ד"ר ברוך גולדשטיין                                                                

Об убийстве доктора Баруха Гольдштейна

 

Тевах стр.13

     Комиссия предприняла большие усилия, чтобы посеять сомнения в достоверности заявления арабов - свидетелей, на котором они упрямо настаивали, что во время происшествия в зале было два или три стрелявших. Так, по поводу свидетельства Абдель Хафез Салмана  Алджабли (стр 37. параграф 4) комиссия объясняет это тем, что «Гольдштейн менял свою позицию» во время стрельбы. Свидетель Хаджи Ахмад Насер(стр.39/40, параграф 13) заявил, что видел блеск конца ствола оружия, выступающeго из двери, разделяющей зал Аврахама (там находились молящиеся евреи) и зал Ицхака; хотя, по заявлению комиссии этого блеска вовсе не было. Действительно комиссия права, когда заявляет на стр. 225, что молящиеся арабы находились в шоковом состоянии и вполне возможно, что они хотели- сознательно или нет – возложить ответственность на солдат и поселенцев. Однако, нельзя отвергать возможность того, что заявления свидетелей-арабов верны хотя бы частично. Как верно отмечает комиссия на стр.225, стрельба со стороны главного входа в зал Ицхака была невозможна (там находились солдаты) т.к. , если бы действительно стреляли оттуда, молящиеся мусульмане не спасались бы, устремившись именно в направлении этой двери; невозможно также предположить, что стрельба велась из закрытой двери зала Аврахама, т.к. там нет никакого отверстия. Очень возможно, что указание на направление стрельбы от этих дверей возникло из-за желания свидетелей, сознательного или бессознательного, возложить ответственность на солдат и поселенцев. Дополнительно же остаётся возможность, что стрельба велась из третьей двери, из зала Йосфия, которая была открыта по показаниям свидетеля Иосар (Йосри) Махмуд Мусы Джамаля на стр.35, параграф 1, несмотря на то, что начальник этого участка майор (רס"ן)Стельман закрыл задвижку двери вечером предыдущего дня  (стр.46). Как известно, зал Йосфия был совершенно пустым и, таким образом, свободен для подозрительных действий.

     Из показаний свидетелей возникло дополнительное дело – дело о наушниках, которые носил стрелявший. Несколько свидетелей описывают стрелявшего в наушниках; так, к примеру, свидетель Хамис Абдель Халек (стр.37, параграф 5) «Высок. Одет в воинскую форму. Каска на голове. Наушники чёрные. Наушники, закрывающие уши». Надо отметить, что доктор Барух Гольдштейн не носил каску и она не была найдена на месте происшествия. Свидетель Хаджи Ахмед Насер заявил, что видел доктора Баруха Гольдштейна перед входом в зал Ицхака, когда он стоял (и разговаривал?) с другими солдатами и поселенцами и на его ушах были наушники (стр.40) – это маловероятно, как отмечено комиссией, т.к. наушники помешали бы ему слушать. Солдаты и молящиеся евреи не видели наушники на докторе Барухе Гольдштейне перед стрельбой (стр.41) и комиссия могла бы не принять версию арабских свидетелей, но на стр.41 она отметила: «В связи со всем сказанным, можно сделать вывод, что Гольдштейн носил наушники – для затыкания ушей во время стрельбы, но не перед стрельбой». Причиной этому явился смущающий факт, приведённый там: «Наушники (белого цвета) действительно были найдены, после нахождения тела Гольдштейна, на ремне его оружия, обнаруженном под шкафом, где хранились священные книги мусульман в южной части пещеры (показания полицейского сапёра Меира Коэна – вещественное доказательство 43). Из этого следует, что существование наушников доказано и их принадлежность Гольдштейну вытекает из обстоятельств». Речь идёт о центральном осложнении в отчёте комиссии и создании «легенды наушников», которая по важности не отличается от «легенды разрывающихся пуль»,

которая обсуждалась выше.

     Находка оружия описана на стр. 48 следующим образом: «После того, как оружие было отброшено, кто-то обернул его коричневым одеялом и спрятал под шкафом священных книг в зале Ицхака. Когда сведения об этом достигли армейских чинов, произошло то, что описано выше – сапёр полиции, который развернул одеяло, взял оружие (которое было ещё горячим) и передал его следователям полиции, которые передали его в отдел криминальной идентификации.

В отчёте же, представленном офицером полиции из отдела криминальной идентификации Сегалом Барухом (стр.307-309) всё     описано совершенно иначе: «Под книжным шкафом, расположенным у юго-восточной стены, я увидел ружьё типа «Галиль», обёрнутое в коричневый халат» (стр. 308, параграф יא). Офицер полиции Сегаль Барух называет в своём отчёте имена полицейских, которые сопровождали его  при посещении места происшествия, но сапёр Меир Коэн не упоминается; кроме того он заявляет, что сам видел оружие, обёрнутое в коричневый халат, под книжным шкафом. Из всего этого совершенно неясно, кто нашёл это оружие: сапёр без имени со стр. 48, сапёр Меир Коэн со стр. 41 или офицер полиции Сегал Барух со стр. 308. Кроме того, офицер полиции Сегал Барух в своём отчёте подробно пересчитывает все вещественные доказательства, которые он нашёл, но среди них нет наушников. Особенно удивляет язык комиссии на стр.41, когда она говорит «о ремне оружия Гольдштейна, который был найден после обнаружения тела» и из этого следует, что ремень оружия (с наушниками) был обнаружен отдельно от оружия и позднее. Но есть ещё кое-что. Доктор Барух Гольдштейн, по заявлению комиссии, был убит самым жесточайшим образом – толпа мусульман размозжила его череп. Пострадали ли из-за этого наушники, расположенные на его голове? В отчёте комиссии нет никакого намёка на это.

    Наушники, которые видел свидетель на стр. 37 были чёрными, а наушники, которые были найдены, стр.41, были белыми. Мы можем себя спросить, каким образом изменился цвет  наушников с чёрного на белый или наоборот, однако, это действительно второстепенная деталь в сравнении с тем, что будет дальше. Мы уже отмечали, что согласно отчёту ( и расхождений между его разными частями) ремень оружия (с наушниками) был обнаружен там же, где и оружие, но позднее, и у этого сомнительный запах. Место, где было найдено оружие (и позднее также ремень с наушниками) наиболее удалено от места, где было найдено тело (см. эскиз на стр. 259). Наушники не были найдены на теле и не вблизи от него, а в отдалённом месте и привязанные к ремню оружия. Заявляет ли комиссия этим, что во время убийства (רציחתו) доктора Баруха Гольдштейна, он или его убийцы, или они все вместе, или каждый в отдельности позаботились снять осторожно наушники с головы убиваемого, привязать их к ремню оружия и хорошо их спрятать под шкафом, который находился в другом конце зала? Существует возможность, что после того, как было найдено оружие, кто-то позаботился положить в том же месте и ремень с наушниками. В любом случае, тот факт, что наушники не были найдены на теле и не вблизи него, а в отдалённом месте привязанными к ремню оружия, ясно указывает на то, что стрелявший, который носил чёрные наушники и которого видел свидетель,стр.37, был не доктор Барух Гольдштейн, а другой человек, прикрывшийся его именем

(שלבש את זהותו).

                                          * * *

     Отчёт офицера полиции Сегала Баруха, который посетил место происшествия, содержит подробное описание, от которого волосы становятся дыбом, того, как издевались молящиеся мусульмане над телом доктора Баруха Гольдштейна: брызги крови на соседней стене достигли двухметровой высоты (стр.308, параграф ט). Не было сделано никаких усилий обнаружить тех, кто совершил это преступление.

     Я не обвиняю молящихся мусульман, они сделали то, что казалось им естественным, когда им в руки попал еврей, израильтянин, поселенец и солдат (доктор Барух Гольдштейн был и евреем, и израильтянином, и поселенцем и солдатом) и ещё тот, который, по их мнению, совершил в данный момент тяжкое преступление против них. Я сетую на двойные мерки, которые применяются к разным сообществам, на господствующее лицемерие. Не я должен был задать гипотетический вопрос: что бы случилось, если бы евреи совершили подобное с захваченным арабским террористом, или с его телом. Всем известно, что случилось с евреем по фамилии Школьник, который убил террориста, после того, как тот был арестован – тут же последовал донос, который немедленно был опубликован всеми средствами связи и человек был наказан пожизненным заключением.

     Комиссия, конечно, понимает справедливые чувства еврейских жителей, но никто не несёт ответственности за их пролитую кровь. Их выступления приводятся подробно на стр.157/8 и от 194 до 197. Кроме того, комиссия понимает трудности, связанные с соблюдением законности в среде арабов (стр.197 параграф ז), но она не предлагает никакого решения этого вопроса, и поэтому она цинично требует полностью соблюдать всю тяжесть закона в отношении евреев, не обращая внимания на то, что арабы регулярно нарушают его. Необходимо, соблюдая равенство, решительно следовать закону, применяя его против каждого, кто его нарушает, и никто не может ссылаться на то, что возникла другая ситуация, что преступник не задержан или не привлечён к суду. Нет такого принципа, который позволил бы судить и наказывать преступников только на основании порядка совершения преступления (стр.244/5). Ты слышишь, Барух?

В отношении евреев необходимо соблюдать закон. Конечно, и в отношении арабов нужно это делать, но трудно. Закон – един для всех,

но соблюдают его лишь в отношении одной стороны.

     В отчёте офицера полиции Сегала Баруха, стр.308, параграф ח, сказано: что «рядом с телом были рассеяны покрытые пятнами крови металлические прутья с квадратным сечением, огнетушители и обломки трости для ходьбы». Нет намерения сказать, что кто-нибудь, вооружённый тростью для ходьбы, старый человек или инвалид  сможет победить того, кто открыл смертельный огонь из автоматического оружия! Также и металлические прутья и огнетушители недостаточны для этого. Однако же комиссия на стр. 47/8 снабжает нас описанием захвата и убийства доктора Баруха Гольдштейна следующим образом: « согласно собранным свидетельским показаниям, в то время, когда Гольдштейн хотел поменять магазин оружия, напал на него один из молящихся мусульман, заявление которого находится в наших руках, обхватил его сзади и выхватил из его рук оружие, которое было раскалено. Родственник того, кто захватил Гольдштейна, стоял рядом с ним и опасался осложнений. Он отобрал оружие и бросил его на землю. На этом этапе, когда Гольдштейн оказался уже без ружья, на него напали несколько молящихся, избили его и убили с помощью огнетушителей и железных прутьев, которые использовались как опора ширм, находящихся в этом месте постоянно». Я привёл этот отрывок целиком. На протяжении всего отчёта комиссия очень старается вызвать сомнения в показаниях свидетелей-арабов и кроме прочего заявляет – что является правдой -, что эти люди находились в шоковом состоянии в связи с травмирующим событием, которое они пережили.

И вот, есть человек, который не был в шоке, по заявлению комиссии, проявил хладнокровие, находчивость, мужество, способность принимать решение и физическую силу( речь идёт о захвате человека, который был огромным по размеру тела и, как он сообщил, стрелял в этот момент убийственным огнём из автоматического оружия). Следовало бы попросить у захватившего (הלוכד), обладателя перечисленных выше качеств, несколько разъяснений по вопросам, оставшимся открытыми, в связи с низкой достоверностью показаний свидетелей. Например: вопрос о присутствии других стрелявших, о пути, по которому вошёл (если действительно) доктор Барух Гольдштейн в зал, где совершил преступление и другие. Эти вопросы не были заданы.

     Если мы уточним язык отчёта, то можем поспорить, что захвативший совершенно не появился перед комиссией: « его заявление находится в наших руках». Вот, захвативший передал своё заявление неизвестному, который передал его в руки комиссии, которая не потребовала никаких объяснений по этому поводу. В многих свидетельских показаниях арабов перед комиссией нет никакого намёка на знакомство с захватившим и даже у охранников ВАКФа, которые должны были знать всех молящихся. И ещё, этот загадочный человек, который совершил, по его словам, геройский поступок, должен был бы считаться героем в глазах своего народа и  средств связи, международных и, особенно, израильских; но мы о нём ничего не слышали. Этот иммунитет нам хорошо известен. Он предоставляется работникам тайных служб.

     Отметим ещё интересный факт, что захвативший действовал, если поверить его словам, по правилам, которые обязуют наши силы безопасности действовать против стреляющих поселенцев: подойти сзади, подождать, когда закончится магазин, и тогда забрать оружие из рук стрелявшего ( обсуждение этого в разделе «указания по открытию огня» стр.201 до 211).

      Теперь можно задать дополнительные вопросы. Человек описан, как молящийся мусульманин, но в тот момент молящиеся мусульмане находились в зале под смертельным огнём автоматического оружия, стрелявшего им в спины; даже если захвативший (הלוכד) был самим Джеймсом Бондом, можно предположить , что он не был сделан из стали. Как удалось ему, в эти 90 судьбоносных секунд зайти за спину стрелявшему, стр 16, который стоял спиной к стене (см. схему на стр 259), в которой расположены три входа?! Быть может захвативший

(הלוכד) вошёл из одного из этих входов. Не из главного входа (т.к. там были солдаты), не из зала Аврахама (т.к. там были молящиеся евреи), а из зала Йосфия, который был пуст якобы по указанию ВАКФа или был освобождён в связи с этим для подозрительных действий?

AI&PIISRAEL 



Comments

From:(Anonymous)
Date:Ноябрь 16, 2006 04:44 pm

Михаэль Бабель

(Link)
Все комиссии поставляют угодные властям отчёты.
А власть кэгэбэшная.
А провокация кэгэбэшная.
И отчёт кэгэбэшный.
Разработано LiveJournal.com