aveterra (aveterra) wrote,
aveterra
aveterra

Category:

Д-р социологии Радай Райхлин. Крах судебной системы.


В книге Роберта Конквиста «Большой террор» описаны показательные судебные процессы, которые проходили в период сталинской диктатуры в СССР. Эти судебные процессы скорее походили на страшную пародию на суд. О каком суде может идти речь, когда помимо обвинителя на процессе, защитник принимал участие в обвинении своего подзащитного.

В своей работе «Гражданская война, терроризм и бандитизм» я показал, что многие общепринятые понятия и ценности, такие как мораль, справедливость и другие, зависят от сплоченности общества, и существуют только в «оптимальном обществе», сплоченность которого около 50%. При абсолютной диктатуре (сплоченность близка к 100%) и при развале общества (сплоченность близка к 0%) эти понятия исчезают. Складывается странная ситуация, когда между абсолютной диктатурой и деградировавшим и развалившемся обществом много общего.

Такое совпадение имеет объяснение: в развалившемся обществе должно все рухнуть, чтобы на его обломках появилось новое с новой религией, моралью и пр. Создание всего нового начинается с нуля.

Итак, Р.Конквист показал, что при диктатуре нет суда, но есть судилище. Моя задача была показать, как вместе со страной и обществом разваливаются все его системы: а именно: армия, суд, образование и другие. В уже упомянутой мной моей книге имеется глава «Крах судебной системы».

За истекшее с момента выхода книги время я получил на примере Израиля дополнительные доказательства справедливости своих утверждений. Для начала я расскажу об адвокатах. Тех самых адвокатах, которым мы платим большие деньги и доверяем им свою судьбу. Эти адвокаты предают нас. Мой рассказ основан на моем собственном опыте, а не каких-либо слухах.

Впервые я столкнулся с таким предательством, когда судился со страховой компанией. Я обратил внимание на то, что мой адвокат занят болтовней и бесполезной перепиской, но не подает иск в суд. Я сменил адвоката. Все повторилось. Третьему адвокату я прямо заявил, что он должен подать иск. Иск был подан, но дата обсуждения не назначена. Началась та же бесполезная переписка. Я забрал у адвоката дело и сам стал его вести. Первым делом я попросил назначить заседание суда. Так через три года состоялся суд. Один из трех адвокатов объяснил мне смысл волокиты: хотят измотать тебя. От такой откровенности я только раскрыл рот. Мой адвокат, за мои деньги изматывает меня? Обратите внимание, речь не идет об одном отдельном случайном адвокате.



В данном случае на адвоката указал мне советник члена Кнессета, Авигдора Либермана. Мой иск должен был быть предъявлен к государству Израиль. Этот адвокат оговорил себе не только хорошие проценты , но и всякие дополнительные отчисления. Его начало было хорошее. Он дал пару хороших советов и написал иск. Мы обсудили иск и решили добавить в него дополнительные материалы. После этого начались странности. Ничего из тех материалов, что мы обговорили, и я передал адвокату, он не включил в иск. Более того, он иск был совершенно переписал в чуждом мне духе. Этот иск он скрывал от меня, обманывал и не давал мне возможность с ним познакомиться. Даже переписанный иск он тянул и не подавал в суд. Пришлось многократно давить на него, чтобы он исполнял свои обязанности. Наконец иск, который был засекречен, был подан в суд. После долгих препирательств я получил свой экземпляр. Дата обсуждения в суде не была установлена.

У меня не было иного выхода, как расстаться со своим адвокатом и я обратился в суд с просьбой об отмене данной мной адвокату доверенности. Расставанию помогло настойчивое требование прокуратуры перевести мое дело из Тель-Авива в Хайфу. Адвокат еще как-то пытался вмешаться в ход процесса, но я решительно настаивал на изоляции моего дела от него. Вернуть мне переданные ему материалы и дать хотя бы отчет о расходах уплаченных ему денег озлобленный адвокат отказался.

Странная израильская прокуратура

Фактически суду подверглась моя книга «Военная социология. Крах Армии Обороны Израиля». Именно над этой книгой я работал, когда мой компьютер был конфискован, и в нарушение законов полиция продержала его год.

Судья повелел сторонам прийти к компромиссу. Однако в прокуратуре предпочитали тянуть время и не искать компромисса. В беседе со мной прокурор проявил безграмотность и сравнивал научную работу с художественной литературой. Вроде бы то и другое – книга.

В книге я искал причины, что произошло с израильской армией за 40 лет. Сорок лет прошло после Шестидневной войны, во время которой она разгромила армии трех арабских стран. Сегодня израильская армия неспособна воевать. Она три недели бесполезно болталась в секторе Газа, размер которого всего-то 40 на 20 километров, и потеряла 10 солдат. Книга была специально написана мной для того, чтобы оправдать действия Армии Обороны Израиля в войнах с арабами. Было показано, когда целесообразно использовать коллективное наказание и репрессии, кто и когда использует в детей в военных действиях и пр. Под влиянием левых идеологов далеких от патриотизма, таких как Аса Кашер и Шуламит Алони израильская Армия деградировала, и ее солдаты опасаются не столько врага, сколько своих военных прокуроров вроде Страшнова и их расследований. Таким образом, в книге я предстал как защитник Израиля и его Армии.

Как очевидно, роль прокуратуры заключается в защите интересов общества и страны. Какова же роль израильской прокуратуры в этом деле? Можно было бы послать мою работу на рецензирование специалистам и дать ей оценку. Если оценка положительная, следовало бы принять мою работу и внедрить ее в Армии, чтобы поднять ее боеспособность. Прокуратура бездействовала. Никаких рецензий и никаких оценок. Кого представляет, кого и от кого защищает израильская прокуратура?



Так я и прокуратура поменялись местами. Я выступаю защитником интересов Израиля и его Армии. Израильская прокуратура пытается принизить ценность моей работы и ее значение для спасения престижа Армии и Израиля. Я пошел на компромисс и предложил отозвать свой иск при условии, что моя книга будет роздана всем офицерам Армии. По моим примерным подсчетам расходы страны на компенсацию моих претензий будут в 20 раз ниже. Прокуратура не среагировала на мое предложение.
AI&PIISRAEL
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments